Легенда о Черногоре (Легенда о горе Поп-Иван)

Красивый получился замок. Пану Триеску мог позавидовать не один барон и граф. Из окон замка до самого горизонта видны были далекие горы и пастбища, и сколько охватывал взор, столько и присвоил еще ничьей земли.
Шли годы. Домнул Триеску обжился здесь. И горы и полонины назвал по своему, по-волосски: Менчул, Думен, Унгуряска, Веденяска, Геришаска, Шиса, Рогнеска... Так они называются и поныне.

Свидовецкий хребет вокруг озера Геришаску. Вид на гору Близницу

Жилось Домнулу, как у Бога за пазухой: на зверей охотился, рыбу в реках ловил, пейзажами любовался. Слуги выпасали на горных лугах тысячи коров и быков, овец и лошадей. А когда приближалась зима, Домнул возвращался в свое имение, слуги сгоняли скот из долин, а в городе их уже ждали купцы.

И узнал как-то Триеску, что между горами, в долинах рек, селятся люди. Они бежали сюда, в горы, из галицких сел, от польской шляхты. Начал господин заходить в селения, приказывал слугам забирать у горцев скот, а ежели кто не отдавал, так того смертью карали.

В роскоши жил Домнул, но и роскошь не роскошь без женской ласки. И хотя старым был, а все же посылал слуг в поселения за лучшими молодыми девушками. А иногда и сам шел на такую охоту. Встретит красивую девушку, схват ее на коня - и вихрем в горы, к замку.
И были гуцулки, не поддававшихся господскому произволу. Таких гордый старец брал силой, а затем бросал в пропасть под замком.
А в одном из сел жила необыкновенно красивая девушка Аленка. Матери не было, а отец, зная барские привычки, берег дочь как зеницу ока. Но дошел однажды до слух Триеску о девичьей красе.

Несколько суток караулили господские слуги, пока однажды ночью все же похитили ее. Отец мигом заметил, что дочери нет. Догадался, куда она исчезла, - недаром же барские слуги так часто рыскали возле села.
И пошел несчастный отец советоваться с людьми, что ему делать. А люди думали, думали и такое надумали: уже однажды от беды бежали, и не убежали, а теперь уж и бежать некуда, и стали готовиться нападать на замок. Вооружились косами, вилами, топорами, кольями - кто что имел - и отправились в горы.

Домнул Йоне Триеску не ожидал, от крестьян такой дерзости. Что бы кто-то посмел напасть на его замок! Ведь все вокруг знали, какая в замке суровая и сильная стража.

А повстанцы уже выбили ворота. Начался большой бой - и в замке, и возле него. Солнце клонилось к горизонту, когда битва закончилась. На горе лежали трупы, кровь ручейками стекала в реки. Повстанцы победили. Из темных подвалов выпустили невольников, которые пахали на господина. Домнула нашли в одном из залов. Пред ним лежала убитой красавица. Зарыдал над ней несчастный отец, а крестьяне тем временем свершили суд над господином: как не просил, привязали его к столбу, облили смолой и подожгли.
Сожгли и замок. Черный дым стелился по земле, которая и так почернела от крови человеческой. Сгорело все, только камни осталось. Черные, как уголь.

Черногора (Гора Поп-Иван) на черногорском хребте в Карпатах

И ту гору на востоке Карпат назвали гуцулы Черной горой.
И песня о ней сохранилась:

  «Черная гора не орана,
   Лишь трупами усеяна,
   Лишь трупами усеяна
   И кровью полита.»

Кто побывает на Черной горе, тоn и сейчас еще услышит стоны Аленки, погибшей в замке Триеску.

Белый слон на Черногоре

Нынче в Карпатах на горе Поп-Иван (Черногора) возвышается старинное каменное здание. Но это совсем не замок Триеску, а построенная в 1938 году гостинница с обсерваторией «Белый слон».

Обсерватори и гостинница «Белый слон» на Черногоре в Карпатах
: 5.
Написать комментарий:
Ваше имя:
E-mail:
E-mail нужен для связи и не отображается в комментариях.
Комментарий:
 
В начало страницы