Новогодние Карпаты

Я не хотела идти зимой. Во-первых, холодно, во-вторых, носить дополнительные зимние шмотки тяжело, да еще шагай с этим весом по глубокому снегу. Но так получилось, что с первого моего похода прошло уже полтора года, а мне так и не удалось выбраться в полюбившиеся мне горы. Я решила не тянуть и при первой же возможности (которая выпала как раз в январе) покинула теплый и уютный дом.

У подножия Говерлы (вид на Козьмещик)

При этом мои родные как могли пугали меня всевозможными трудностями зимнего похода — начиная от переохлаждения и возможных болезней, заканчивая опасностью попасть в лавину. Мама заваливала меня ссылками на сообщения о гибели туристов, и таки сумела заставить меня нервничать. Но при этом у меня было стойкое ощущение, что если я не пойду в горы именно сейчас, я затоскую, зачахну, или со мной случится что-то плохое.

День 1

И вот славный поезд Минск—Черновцы подвозит нас с Владом к Ивано-Франковску. Снега едва по щиколотку. Встречаемся с группой, знакомимся. Нас шестеро — мы с Владом из Минска, Юля из Брянска, Женя из Москвы, Стас из Симферополя, и наш проводник Борис из Киева.

Садимся в автобус и долго едем к месту начала похода — селу Ясиня. Солнце светит во всю, снега все меньше. Подъезжаем — снега нет совсем! Ну ничего себе «зимний» поход! Эй, лавины, где вы? Наскоро перекусив, распределяем провизию и поднимаемся вверх по сухой траве — мимо домиков, мимо изгородей пастбищ, идем все время вверх.

Пытаемся выработать темп, Борис подсказывает нам как идти и как дышать. Сильный ветер сбивает с ног. Вечереет, солнце прячется, и наконец-то попадаются небольшие островки снега. Вау, есть надежда, что вверху его будет больше. Наша цель — полонина Шиса, которая виднеется высоко и далеко. Там нас ждут теплые колыбы, в которых мы с комфортом переночуем.

Подъем от села Ясиня к полоныне Шиса

В лесу возле родника устраиваем маленький привал, перекусываем и пьем ледяную кристально-чистую вкуснющую воду. Влад (он вегетарианец) выясняет, что в наших пищевых запасах отсутствует сыр и очень сокрушается по этому поводу.

Идем по лесу круто вверх. В лесу тихо, ветра нет. Долго. Тяжело. Тяжело идти, тяжело нести рюкзак. Да, это совсем не тот рюкзачок, что был у меня в мае. Он ощутимо тянет меня вниз и давит на плечи. Иду, пыхчу. А хорошо, однако, что снега нет. Представляю, что снег по колено, или по пояс. Радуюсь.

Выходим на полонину, когда уже темнеет.

Трава чуть присыпана снегом, за исключением понижений, туда ветром надуло достаточно. Сильный ветер. Сегодня — минус 6. Ищем колыбу, пригодную для ночлега — та, к которой мы вышли — слишком мала для нашей компании. Нужную находим ближе к лесу — хорошо, дрова и родник рядом.

Полонына Шиса зимой

Колыба хм... как-то я ее по-другому представляла. Не скажу, что как номер отеля, но все же...

Это деревянное строение, кое-как сколоченное из бревен или из полубревен, все в щелях и дырах. Огромные треугольные дыры между стенами и крышей, дыра для дыма от костра, дыры в крыше и стенах. Две неширокие лежанки возле стен. На нас падает снег. При сильных порывах ветра снаружи получается мини-метель внутри.

Утром в колыбе

Однако есть романтики, которые встретили здесь Новый год и оставили памятную табличку-надпись.

Разводим костер, ужинаем, играем в контакт, знакомимся поближе. Спать ложимся рано. Четверо размещаются под лавками, над оставшимися троими натягиваем тент от палатки, это типа от снега спасаемся. Нос, торчащий из спальника, мгновенно замерзает, долго толчусь, определяя оптимальное положение шарфа, которым закрываю дырку для носа — так, чтобы и не замерзнуть, и не задохнуться. Детское время, засыпаю с трудом.

День 2

Утром просыпаемся полностью запорошенные снегом, скомканный тент болтается где-то сбоку.

Утро в колыбе после метели

Стас и Борис уже развели костер и приготовили завтрак, вот это герои! Выходим засветло.

Заходим в лес. Снег радует своим количеством — где по колено, где по пояс, но больше по колено. Идем по лесу весь день. Сначала вверх — долго, тяжело. Потом резко и круто вниз, градусов до 90, цепляясь за ветки, проползая под ветками, цепляясь рюкзаками, проезжая на попе, сбрасывая на нижелезущих кучи снега.

Спуск от подножия Петроса на полоныну Печенежскую

Это все довольно прикольно, но жалко сбрасывать так долго набираемую высоту. Наверное, мы так неразумно поступаем потому, что Борис слегка заблудился, но он утверждает, что именно так и было задумано, для того, чтобы мы испытали в этом походе всю гамму ощущений — так сказать, и радости и трудности. Ладно, надо — так надо.

Спуск закончен, отдыхаем, и... лезем снова вверх по столь же крутому склону практически до конца ходового дня. Карабкаемся вверх по настоящему бурелому — обходим или перешагиваем камни, поваленные деревья, цепляемся за ветки...

Борис говорит — через 100 метров выйдем на дорогу — а, ну ерунда, еще немного потерпеть, но мы карабкаемся все 500 прежде, чем понимаем что речь идет о ста метрах по горизонтали, а не по вертикали... Не знаю как другие — а я замучиваюсь вконец. Ближе к концу подъема приходится даже руками помогать подниматься ногам, потому, что последние сами делать это отказываются. Хочется есть, но припасенная шоколадка лежит глубоко в рюкзаке.

Лес очень занятный — огромные смереки ободраны, как будто обглоданы снизу метров до 4-х, бурелом, огромные камни, на которых умудряются расти деревья.

Лес у полоныни Печенежской под Петросом

Наконец-то начинаем спускаться к вожделенным колыбам. Не смотря на усталость, принимаем решение идти дальше до полонины Головачевской — там большая вероятность найти пригодную колыбу. И мы ее находим. Она гораздо лучше предыдущей — сверху не падает снег и дыр в стенах меньше.
Собираем дрова, палим костер, ужинаем, слушаем Бориса — очень интересного и удивительно разностороннего человека, он рассказывает нам о походах, о Карпатах, о Карпатских обычаях и просто о житье-бытье. Спать снова ложимся в детское время. На этот раз я устраиваюсь спать не на полу, а на краю лежанки — и каждый раз просыпаюсь, чтобы повернуться на бок, т.к. очень боюсь упасть. Засыпая, тешу себя надеждой, что вот завтра, завтра обязательно будет солнце или хотя бы отсутствие тумана и метели, и я наконец-то увижу ГОРЫ...

День 3

Выходим рано, идем вверх. Солнца нет. Ладно солнце, может, туман рассеется.

Идем мимо очередных колыб. В одной из них люди, похоже, никуда не собираются. Я чувствую гордость за нас, ранних пташек. Идем вверх. Попадаются участки с глубоким снегом, иногда проваливаемся по пояс. Тропит Борис, иногда ему помогает Стас, и, конечно, им тяжелее всех. Остальные идут медленным прогулочным шагом по готовым следам.

Вверху метель и, конечно, плохая видимость. Когда же я увижу Горы? Снова заходим в лес и топаем по тропинке практически горизонтально.

Привал на перемычке между Петросом и Говерлой

В лесу тишь да благодать, зимняя сказка. Идем по протоптанной другими туристами тропинке, шаг влево, шаг вправо — расстрел — провалиться можно по пояс, а то и глубже. Сегодня, похоже, день отдыха. Идем вальяжно (про тропящего Бориса я не говорю), разглядываем красиво и причудливо запорошенные снегом елочки. Выходим к цивилизованному пристанищу для туристов — приют и домик лесника. Приют закрыт, а домик принимает нас с распростертыми объятьями.

В домике лесников

После двух предыдущих колыб добротно сделанный дом с печкой, столом и широкими полатями, где место хватает всем с лихвой, кажется нам пятизвездочным отелем. И не только нам, но и попросившемуся на ночлег проходящему мимо парню. Парень остановился в Козьмещике и отправился на Говерлу с намерением переночевать одну ночь в колыбе. На Говерлу он сходил, а до колыбы не дошел. Сразу бросается в глаза его маленький рюкзак. Оказывается, у него летний спальник, а палатку он не брал вообще! Настроен весьма оптимистично, говорит, если даже ногу сломаю, кто-то обязательно мимо пройдет и поможет. Ай да оптимист! После ночевки в зимнем спальнике Бориса парень признает, что был не прав. А ведь мы натопили почти до 10 градусов тепла! Выгода оказалась обоюдной — парень угостил Влада вожделенным сыром!

День 4.

Как не хочется покидать нам гостеприимный домик, выступаем. Не смотря на прогноз погоды, толстый слой свежего снега и явные указания на то, что вверху метель и видимости никакой, а возможно даже лед и очень опасно, мы выступаем с намерением взойти на Говерлу.

Снег замел тропинку, и предводитель Борис то и дело промазывает и проваливался по грудь. Но если и не проваливается — идти по колено в снегу первым — не очень-то легко.

Выходим из леса — видимость почти нулевая, такая сильная метель. Борис как-то умудряется ориентироваться в этой белой мгле, мы осторожно топаем за ним, местами, когда мглу ненадолго сдувает, мы видим, что идем по узенькой тропинке на очень крутом склоне, кто оступится — костей не соберет. Может, оно и хорошо, что ничего не видно? Твердый скользкий наст чередуется с глубоким снегом по грудь. Борис периодически спрашивает, не устали ли мы, не хотим ли отдохнуть. Мы удивляемся, мы ведь совсем не устаем — идем-то медленно, по готовым следам. Это потом он нам расскажет, как тяжело прокладывать тропу в глубоком снегу...

У подножия Говерлы, зимой в метель

Выйдя на Говерловский перешеек, понимаем, что дальше идти опасно, и направляемся вниз. Навстречу попадаются туристы в кошках и с ледорубами. Я думаю, даже при таком снаряжении я бы не полезла на Говерлу в такую погоду, ведь ясно же, что все равно ничего не увидишь. Нет, просто ощущения преодоления трудностей мне мало, мне еще нужна награда в виде красоты и простора, ощущения полета... но похоже, не в этот раз.

Замерзшие туристы у подножия Говерлы
Слева направо: Оля (автор отчета), Юля, Влад, Женя, проводник Борис

Путь вниз был похож на полет. Мы почти вприпрыжку сбегаем по твердому насту (или фирну?) Чем ниже, тем меньше ветра и метели. А когда начинается лесок из маленьких, удивительно красивых укутанных снегом елочек, настроение подскакивает до потолка. Я чувствую себя ребенком с широко раскрытыми глазами. А когда мы уже в полонине Гропа у нашей колыбы, все тучи уходят с неба, и показывается солнце! Оставленная Говерла предстает перед нами целиком во всей своей красе!

Белоснежная зимняя Говерла (справа из-за леса выглядывает)

Вот блин! Ну почему, почему, почему нам так не повезло! Почему солнце светит, когда мы уже внизу? Почему я вижу только кусочки гор из полонины, а не всю панораму Карпат до Румынии, не чувствую себя частью этого прекрасного мира и бога?

Вид на полоныну Закукул с полоныны Гропа

Но насущные проблемы отвлекают меня от досадливых раздумий — надо собирать дрова. Все идут куда-то вниз, а меня почему-то тянет вверх к лесу. Расстояние значительное, приходится идти почти по пояс в снегу. Я обламываю сухие ветки упавших смерек и пытаюсь тащить из вниз к колыбе. Глядя на свежий пушистый снег, я вспоминаю, как моя дочь обожает сугробы и при каждом удобном случае валяется, прыгает и бегает по снегу. Хм, а почему бы и нет? Я бросаю связку дров и ныряю в снег, я катаюсь по нему, я плыву, я ныряю, я просто лежу на нем, я подбрасываю его вверх и ловлю лицом... Я повизгиваю от радости, я испытываю неописуемый, щенячий восторг! «Будьте как дети и войдете в царствие небесное»...

На полках колыбы мы обнаруживаем много еды: картошка, морковка, даже консервация в стеклянной банке. Влад варит нам вкуснющий суп, который оказывается очень кстати после 4 дней сухомятки.

У колыбы на полоныне Головачевской

По прогнозу ночью до -18. Я запихиваюсь в спальник, одетая в зимнюю куртку, но все равно не могу согреться. Я делаю упражнение на пресс прямо в спальнике. Помогает на некоторое время. То и дело из разных концов полатей слышался кашель. Каким то чудом засыпаю. Но не надолго. Меня будит Владов суп и выгоняет на улицу. Вспоминая их обоих добрым тихим словом, вылажу из нагретого спальника, всовываю ноги в ледяные ботинки и выхожу. Перед тем, как нырнуть назад, оглядываюсь вокруг и обалдеваю! Полный штиль, луна и звезды! При свете луны свежий пушистый снег, полностью скрывший наши следы, мусор и остатки дров возле колыбы, кажется невесомым и каким-то волшебным. Кругом такая тишина, покой и умиротвориение, что я замираю в трансе, пытаясь впитать в себя эту сказочную ночь. Но мороз быстро возвращает меня на землю и загоняет в колыбу. Ну спасибо хотя бы за это. Я засыпаю с улыбкой.

День 5.

Нам с Владом надо было уезжать на день раньше (ну так ходил наш поезд). С нами решили закончить поход Юля и Женя. Немного подумав, Боря и Стас решили, что им будет скучно одним, и тоже пошли с нами. В итоге вся группа завершила поход досрочно. Мы спустились в Козьмещик, то и дело встречая на пути туристов, идущих на покорение нашей Говерлы. Мы (ну ладно, я) злорадно говорим им, что на верху — метель. Никого это не смущает.

Внизу Борис вызванивает машину из Ивано-франковска, но пока она едет, мы успеваем дойти до Лазещины. Сегодня Рождество, и мы встречаем колядующих детей и много людей, идущих в церковь.

Рождество в селе Лазещина

И вот мы в Ивано-Франковске. Поход закончен. Грустно.

 

Итого. Гор я практически не увидела, но я искупалась в снегу, ощутив яркую, детскую радость, и видела зимнюю сказочную ночь. Я разделила поход с чудесными людьми и снова убедилась в том, что я сильна и молода. А с погодой мне еще повезет :)

2013-01-10

Интересно? Полезно? Познавательно?
Поставьте лайк! Так мы узнаем, что наши знания приносят пользу!
Написать комментарий:
Ваше имя:
E-mail:
E-mail нужен для связи и не отображается в комментариях.
Комментарий:
 
В начало страницы