1/2 Приэльбрусья

Отзыв о походе «».
 

 

16 июня 2013 года

Я уже более полугода не был в России, а нынче поезд подходит к перрону Ростова. Затем нужно будет найти билет до Невинномысска и увезти оттуда группу в поход по северному Приэльбрусью. Маршрут не сложный технически для спортсменов, но предчувствие подсказывает мне, что как коммерческий это будет не поход, а провал.

Удивительная страна!

С двумя туристическими рюкзаками общим весом более 60 килограмм я поспешил с платформы к зданию вокзала. Поскольку надземный переход был далеко, а тянуть груз по лестницам вверх-вниз желания не было, я перешел пути следом за полицейским. Взойдя с колеи на перрон, полицейский заметил меня и вознамерился оштрафовать за нарушение правил перехода. Забрал паспорт и направился быстрым шагом к отделению милиции. Заодно прихватил за то же нарушение одну старушку. Пока та обучала молодого сержанта тонкостям бытового русского языка, я с виноватым видом попросил скорее оформить все протоколы, чтобы на поезд успеть. Отпустили. Вот теперь можно на какой-нибудь поезд и билет взять.

Лаконичных кассиров затруднило объяснить правила приобретения багажных квитанций и лимита багажа, из-за чего я дважды бегал с вышеозначенными рюкзаками через все здание вокзала, подделал две квитанции и получил на руки все необходимые билеты. До поезда четыре часа. На что их потратить в Ростове? Кроме прогулки по городу нужно подстраховаться и обменять оставшиеся гривны на рубли. О, патруль! На выходе из здания вокзала два дежурных сообщили мне о том, что обменников поблизости нет, и немедля уточнили, что я вознамерился менять. Предложили «своего человека». Я в восторге от их заботливости! Даже в нашей «дремучей Украине» такого не встретишь! На мой вопрос о существовании запрета на курение ответили, что законов не знают и ушли в сторону.

Зато таксист восточной наружности, рьяно предлагающий «альпинистам скидки», узнав, что я ожидаю поезда, посоветовал как провести скудные четыре часа с пользой и на что посмотреть в Ростове.

На протяжении всего пребывания в РФ мне попадалось местное население, которое своими искренностью и дружелюбием нивелировало ужас бюрократии полицейского государства.

Зато голубого цвета в этой стране больше чем всех остальных цветов вместе взятых. Как же они боятся террористов!!!

На входе в здания вокзалов установлены рамки металлоискателей, а багаж просвечивают. По громкой связи каждые 10 минут напоминают о том, что работает видеонаблюдение и просят сообщать полицейским обо всех подозрительных личностях. Да здесь все, кто в форме подозрительны!

Кстати, несмотря на все меры предосторожности, я провез через границу и пронес через множество рамок 8 полукилограммовых баллонов с изобутаном, два среднего размера ножа и прочие походные принадлежности.

 

17 июня 2013 года

Первый походный день я толком не припомню. Рано утром пришлось выбраться из вагона на перрон тихой провинциальной станции. И здесь пенты! Четверо. Ё-моё, это чуть ли не 10% населения города!

Таксисты чуть не разорвали меня на части, пугая сложностью проезда к началу маршрута, состоянием своих автомобилей и предлагаемыми ценами, которые вдвое превышали цену нашего водителя.

И вот наш спаситель Олег, именно им водитель в результате и окажется, довез нас до аула Хурзук. Воодушевленная занимательным рассказом о Кавказе и красотами высоких гор, дюжина человек отправилась в горы не теряя времени даром.

По дороге Олег завез нас к своим знакомым «рестораторам» — карачам, которые за вполне умеренную плату накормили туристов вкусными осетинскими пирогами. Причем такими сытными, что мне даже не напомнили о необходимости устроить обед.

Начав поход с высоты 1 500 метров мы к четырем добрались до нижней границы субальпийского пояса где лес сменялся травами, и чтобы не стоять на ветру без дров, я решил устроить здесь первую ночевку. Первая плановая ночевка была намного раньше, на 1 700 метрах, куда мы добрались от села менее, чем за час. Но география рельефа не позволила нам расположится нигде кроме дороги. Пришлось успокоить городских жителей полным отсутствием движения на горных тропах и начали разводить костер. Ветер утих, все собрались у костра и по традиции первого дня познакомились.

Ну чего же еще ждать? Половина коллектива оказалась работниками сферы ИТ. Остальные: налоговый инспектор, медик, строитель, преподаватель, геодезист и двое школьников.

Вот этот момент меня особенно напряг как проводника. Собираясь в поход я неглядя на имена распечатал перечень туристов. А уже в поезде к месту сбора увидел, что в группе есть девочка пятнадцати лет и шестнадцатилетний мальчик. Ох, зря на Кавказ. После знакомства оказалось, что это их первый поход. А на следующий вечер, будучи уже далеко в горах случайно обнаружилось, что сопровождающая ребят женщина вовсе не мать, а подруга матери.

Ну, епт! Это подстава! Как могли принять у них заявку?! Ну ничего, вернусь домой, убью коллег.

Зато в вечер первого дня я еще восхищался решимостью детишек отправится в сложный поход по горам в таком юном возрасте.

 

18 июня 2013 года

Утро порадовало своим наступлением. Опустившаяся ночью на лагерь туча к утру поднялась, и после непродолжительного дождя я собрался наружу. Стыдно проводнику просыпать подъем, но две ночи в поездах чуток утомили и вместо шести я разбудил всех к семи.

Второй всегда тяжелый. Обычно после заброски в горы именно второй день посвящен набору высоты и выходу на основной хребет. Конечно, на Кавказе одним хребтом не ограничишься, придется постоянно, то опускаться в долины, то восходить на пики, но именно первое восхождение с еще полными рюкзаками всегда пугает засидевшихся в офисе туристов. А наше восхождение осложнилось непогодой.

Поднявшиеся чуть выше лагеря тучи ни раздуло ветром и спустя всего два часа мы их догнали. Пройдя кошару в которой как на зло не оказалось молока на продажу, мы набрали по склонам хребта Еникол высоту с 1 900 до 2 900 метров и вышли к месту альтернативной ночевки на склонах хребта Садырляр. Как и накануне, мы пришли к месту плановой ночевки в четыре часа пополудни. А поскольку стоять в палатках под дождем грустно, да и дорога короче не станет, то на остатках сил мы добрались до точки, которую я заранее отметил в навигаторе в качестве плановой ночевки.

Что же, место в меру уютное. Выше по склону ледниковый кар, справа и слева стоянка ограничена небольшими горными речушками, а перед склоном висела туча. Тут уж деваться было некуда. В компании трех туристов Димы, Тараса и Жени я приготовил ужин. Кашу по тарелкам мы раскладывали уже под проливным дождем. Чая много я не готовил, но корыстно используя свое руководящее положение, вопреки всем правилам техники безопасности, грел воду прямо в тамбуре палатки. Зато мы с соседкой немного согрелись. Нервно покурив перед сном в предвкушении такой «прелестной» погоды на весь поход я забрался в еще сухой спальный мешок.

На высоте почти три километра температура ночью была около 5°С. Да еще и влажность почти 100%.

Всю будущую дорогу я буду по утрам справляться о метеоданных у Димы, который взял карманный термометр-гигрометр.

Правда, еще пока только собрался готовить ужин в горелке отказал пьезоподжиг и пока разобрался в чем дело думал как и где нам в бескрайних каменистых горах набрать дров, чтобы хоть чуточку подогреть еду.

Следующей неприятностью оказались низкокачественные аккумуляторы для GPS. Купленные в Ростове батареи держали всего пару часов, а я рассчитывал на сутки. Но к счастью у меня есть еще пара надежных наборов. Надеюсь, что смогу вспомнить тропу без прибора иначе далеко мы не уйдем.

А пока спать.

 

19 июня 2013 года

Утро началось небольшим дождем, который прекратился лишь на пару часов в обед. Ожидаемо плохая погода.

В этот день мы легко набрали оставшуюся высоту и прошли по траверсу вершины хребта Садырляр вместе с категорийным перевалом Чемарт (3 132 м, 1-А). Перед самим перевалом я устроил привал, а геодезист Андрей вспомнил свою тягу к природным дарам и нашел очень занимательный кусочек слоистой железосодержащей породы размером с куриное яйцо. С такими людьми всегда интересно ходить по горам. Вроде бы и видел, и знаешь, а каждый раз узнаешь что-нибудь новое о местах своих путешествий. В этот раз я много расспрашивал о формировании и поиске драгоценных металлов, минералов, процессе их добычи и прочих интересных мне процессах.

Впрочем, прохождение хребта не было таким уж безобидным. Выше по склонам лежал снег, образовывая повсеместно потоки холодной талой воды, заполнявшие все пространство между кочками. Однозначно: к обеду у всех ноги будут мокрые.

В короткое окно между дождями мы устроили перекус на месте плановой ночной стоянки. Это здорово! Опережая график на полдня, мы сможем потратить сэкономленное время на купание в горячих источниках Джилы-Су. По красней мере тогда я на это надеялся. Правда, брать перевал вечером дурная идея, а стоять на середине высоты крайне неуютно, да еще и ветрено, но все решат обстоятельства. Пока идем.

И вот мы шли. Промахнувшись на 100 метров относительно тропы, убежавший вперед Тарас, непроизвольно утянул всю группу на каменные осыпи. Только почему же такой резвый на тропе он замялся перед полуметровыми острыми камнями? Ничего, надеюсь, что публичного пояснения последствий его поступка будет достаточно для понимания.

Что же, идем дальше уже по тропе. Она круто спускается вниз, затем прерывается на каменных осыпях. Жаль, держать высоту было приятно. Принимаю решение не лезть на «сыпучку», а перевалить невысокий отрог горы. Спуск вниз по крупным кочкам травы без тропы бел нелегок, но значительно более безопасен, чем по остаткам тропы на покатом склоне. В общем, стоящая альтернатива.

И вот из-за соседних гор выглядывает еще более темная туча. Понимаю, что о подъеме на половину высоты перевала не может быть и речи. Перед нами открывается каменная россыпь в долине реки Чемарткол. Тут и станем на ночевку. Но…

Летом по ту сторону каменной россыпи тек слабый ручей, а нынче в период таянья снегов второй мощный поток преграждает нам дорогу, подмывая скалы, закрывая выход на плановый брод.

Но что нам? Не первую реку перехожу!

Нахожу место будущей переправы на разливе потока в два ручья поменьше. Строю каменный мост до островка, с которого сильные ребята без рюкзаков прыгают на тот берег. Передаем рюкзаки. Остальным прыгается легче. Пытаюсь подстраховать детей со своего берега и соскальзываю в ручей. В обоих ботинках вода. Сменной обуви нет. Шлепки не в счет. Ну да ладно. Сам сухой.

Выходим на небольшую полочку за россыпью, тут же разбиваем лагерь и ждем грозовую тучу.

Я уж не знаю на что она рассчитывала, но на это не рассчитывали мы. Туча пришла с подругой. Причем довольно подло: зависла в чашке гор над рекой и поливала нас дождем, а туча-подруга пришла по долине снизу. Хотя была она светлая и бездождевая, но вдобавок к потокам воды сверху,

окутала нас сизым светом не давая разглядеть ни человека, ни палатку более чем с пяти метров. Густая такая туча. Черная туча жаловалась белой на жизнь, плачась «в жилетку», отчего у нас каждые полчаса начинался дождь и за четверть часа утихал.

Готовя в тамбуре палатки, я в эти пятнадцатиминутные промежутки успел раздать всем ужин и сварить два котла чая, чтобы каждому промокшему досталось по полной чашке. А промокли все. Причем почти все — до нитки. Шестнадцатилетний Сергей шел в шортах и получил в подарок от меня запасные штаны. Его сестра Наташа была одета в легонькую ветровку, а следящая за ними Света не имела другой одежды кроме шорт и кроссовок.

У спящей в моей палатке Маши за три дня сдали неплохие берцы, Лера еще на второй день напрочь промочила треккинговую обувь, один из Дим одел сухие носки и сандалии, чтобы не мерзнуть на стоянке в мокрой обуви, а второй — пару запасных ботинок с очень слабой влагозащитой. Женя с Олей забрались в свои спальники с нижней температурой комфорта +10°С и даже курили не выходя из палатки. Держались только Тарас и Андрей воодушевленные приготовлением грибов, собранных по дороге. Грибы дождевики действительно оказались вкусными. Обжаренные в жиру с тушенки они были прекрасным дополнением к ужину, который мы с Тарасом, как и накануне, подсовывали в тарелках прямо в тамбуры палаток, чтобы не принуждать никого выходить в тучу на ветру под дождь.

Многие даже в туалет решили пойти уже утром…

 

20 июня 2013 года

Четвертый день мне запомнился особенно. Это был целый набор поводов поседеть.

Ночью было +3°С. Ноги в мокром спальнике у меня порядком замерзли. Выглянув из палатки наружу я увидел ту же тучу. Сплошное «молоко» окружало палатку и сделалось настолько густым, что соседние палатки были слабо видны. Вскипятив воду и подсунув каждому в тамбур палатки по полчашки горячего чаю, я настоял, чтобы группа собралась с духом и выбралась наружу. Пережидать тучи в горах можно днями, и нужно было идти дальше.

Я привык упаковывать снаряжение быстро. С туристкой-соседкой мне повезло. Она так же быстро собралась, зато ожидая остальных, успела постучать зубами сидя на упакованном рюкзаке.

Естественно я заранее включил GPS и приготовился к сложностям навигации. Пройдя брод реки текущей с перевала, я решил было, что дальше по тропе пойдем хорошо, но начались небольшие, а затем большие сложности.

Дождь превратился в ливень. В это же время обнаружилось, что тропа, проходящая по полке над рекой, осыпалась. Пытаясь выйти на неё по навигатору, я протянул группу круто вверх по сыпучему склону, затем по траверсу через кочки и потоки воды между ними. Вот к этому моменту ноги промочили все.

А затем дождь перешел в град. Правда, короткий и через 15 минут на нас падал снег.

Нет, не совсем так. Уж больно романтично звучит «падал снег». Это была метель. Плотная туча с видимостью метров 10, сильный ветер и негустой снег. Но этого было достаточно. Трава мигом стала белой, ноги начали скользить. Я упустил за очередным бродом тропу. По-видимому, по тропе тек ручей. Вся земля была покрыта кочками и разливами воды. Уйдя от воды чуть выше по склону мы вышли на россыпи больших острых камней перерезающих склон.

В качестве отступления скажу, что мои худшие прогнозы подтвердились. Перед походом я морально готовился к непрекращающимся дождям. Но технически — к бурану. Не знаю отчего меня потянуло, но неделю я досконально изучал отчеты экспертных комиссий и МКК о трагедиях во время походов по Кавказу и должен сказать, что эти знания были уместны.

Еще в начале подъема я построил группу в нужном мне порядке, озвучил три коротких и легкоразличимых издалека команды: «ждем», «стоим», «идем». Когда кто-либо переставал видеть двоих человек перед собой, он давал указание ждать. Когда развязывался шнурок или нужно было срочно остановится — стоять. Затем «идем». Так я понимал что происходит. Периодически окликал замыкающего. Чередующиеся с девушками парни подстраховывали их.

Неприятности начали назревать, когда на очередной осыпи камней Оля упала и ударилась коленом. Она и так на подъеме потянула мышцы ноги и шла медленно из-за чего была переставлена следом за мной, чтобы я держал группу в темпе самого медленного. Следом за неё упала Маша, но решительно пошла дальше. А вот Оле было тяжело поспевать за всеми. Тяжело слышать плач в туче, когда сбрасывается рюкзак, а группа ожидая мерзнет под снегом на ветру.

Оле нужно отдать должное: после моего короткого пояснения о неуместности истерики, она за минуту пришла в чувства и пошла дальше. К этому времени я забрал у неё часть продуктов, чтобы хоть немного уменьшить нагрузку на ударенную ногу. Дальше она держалась молодцом.

Спустя два с половиной часа подъема мы взошли на высоту 3 102 м, что на 16 метров выше перевала и оттуда в первый же просвет между каменными осыпями и снежниками я вывел группу на перевал.

Дальше было намного легче. Мне помогло предчувствие. Я взял легкий спальник, но лыжную зимнюю куртку, две флиски, мембранные и флисовые штаны. Только пальцы на ногах к перевалу околели почти до потери чувствительности. Быстро разувшись и отжав носки и стельки, повел группу дальше. Намного сложнее контролировать обстановку и командовать группой когда сам еле идешь.

Спуск с перевала к броду через реку Кызылкол был простым. Мы почти бежали, и внизу тучи на короткие мгновения стало сдувать. В целом простенький перевал Бурунташ (3 086 м, 1-А) мы прошли как 1-Б, а то и 2-А с учетом погодных условий, видимости и сложности с тропами. Группа держалась. Я ими горжусь. Тяжело неожиданно попасть из весны в позднюю осень.

Брода на Кызылкол не оказалось. Несмотря на хорошо поставленные торы, глубина реки в месте предполагаемого летнего брода составляла до 30 см, что немало с учетом температуры и силы бурлящего потока.

Набросали камней, сделав подобие двух пирсов. Парни перескочили и приняли рюкзаки. Мой оказался очень тяжелым, и я понес его через реку, подстраховавшись слабенькой веревкой. Потеряв на заминке с бродом более получаса, решил обед отложить. На голодный желудок идется легче.

Решение отложить обед было правильным. Пройдя ручей, я приближался к расщелине в склонах долины Ирахисырт, той расщелины, что на километр севернее ледника Карачул. И вот я выхожу на снежник перерезающий тропу. Вроде бы и короткий, метров 20, но его верхний и нижний края теряются в белой пелене тучи. На склоне под углом примерно в 35° тяжело представляется огромный крюк обхода сверху и бесконечно долгим может быть спуск вниз к реке, с последующим возвращением на тропу.

Хороший повод поседеть, наблюдая как твои туристы проходят без палок и страховки по снегу с высокой вероятностью сорваться на ледяной горке и укатиться в бездну. И ведь назад дороги нет: два перевала за 3 000 м, и три дня ходу до села, а вперед есть шанс прорваться даже сегодня. Хотя с такими препятствиями и этот шанс тает на глазах в отличие от снега, которого выпадает все больше.

Мне повезло — все прошли. Именно мне потому, что упавшему человеку уже ничто не важно, а мне за каждого отвечать. Да еще и дети в группе… Я точно убью того, кто принял их заявки!

В полукилометре за снежником, на выходе тропы с траверса на плоскогорье устроили обед. Грустный такой обед с холодными консервами, колбасой и твердым как камень шоколадом.

Побежали дальше. Под вновь усиливающимся дождем дошли быстрым шагом до брода через правый приток Кызылкола, прошли поляну МЧС. Новый подвесной мостик через Кызылкол избавил нас от очередного брода над водопадами. Затем небольшой перевал и Джилы-Су.

В источниках уже никто купаться не стал. Дружно решили сперва разбить лагерь, а затем по желанию отправиться к ваннам. Тем более, что вода в них была условно горячей — градусов 30-35. После четырех дней дождя, снега и десятка бродов возможность забраться в очередной водоем не так уж и радует.

Но обстоятельства сложились иначе. Приличных чистых отдаленных мест для кемпинга мы не нашли и уставшая группа дружно возжелала укрыться в домиках. Четыре фанерных стены, крыша и покрытые плесенью кровати иногда ценнее пятизвездочных отелей. Я, было, воспротивился неспортивному подходу, но спорить со всеми не видел резона и согласился.

В домике морально было легче. Обустроились, развесили вещи на просушку. Хотя температура была почти как на улице, но вода стекала, а новая уже не капала :)

Минчане Оля с Женей не поместились с нами и получили отдельную каморку по другую сторону коридора. Поскольку мы готовили прямо в комнате, то в помещении стало чуть теплее, а у ребят — нет.

Вечером, когда группа легла спать, я зашел к минчанам с газовой горелкой, приготовить им чай и заодно нагреть помещение. С чаем выбрались на крыльцо и обалдели…

С неба большими хлопьями как на Рождество падал снег. Вот такой была ночь на 21 июня. А ведь это день летнего солнцестояния!

 

21 июня 2013 года

Утром пятого походного дня я встал раньше всех и удивился еще раз. Все горы вокруг были засыпаны снегом. Мы стояли на 2 300 м. нужно было идти к ночевке на 2 800, а затем на перевал Кыртыкауш (3 232 м, 1-А).

Пока я нервно выкуривал третью сигарету в размышлениях о дальнейшей судьбе группы, на крыльцо из соседней каморки вышел МЧСник. Подтянутый бодрый мужик лет сорока спокойным умиротворяющим голосом он рассказал о своей работе на станции под Эльбрусом, на леднике, на высоте 3 800 метров. Рассказал, что климат нынче меняется и погода летом все меньше на лето похожа. Об Эльбрусе много интересного поведал. Слушая рассказы о восхождениях, птицах, животных, травах, горах и Бог весть, чем еще я успокоился. Но в голове крутилась и уже дозревала мысль о досрочном завершении похода. Ужасный внутренний конфликт! Я хочу пройти. Все хотят пройти. Люди запланировали отпуск и не хотят его прерывать. Почти никто технически и уже морально не готов пройти перевал по снегу. Высока опасность замерзнуть, травмироваться, попасть в еще худшую погоду…

Сам не заметил, как МЧСник Аркадий ушел по делам, а с чашкой чаю вышел низкорослый старик в потертом тулупе весь усыпанный морщинами, давно седой и по виду многое повидавший.

На мой вопрос о погоде на Кыртыкауше и возможном прогнозе старик сказал:

«Ты парень не гони. Тут погоды уже недели две нет. И не будет. Нынче лето холодное. Помню я были года когда чабаны шли в горы и стада замерзали в июле. А снег был и в августе…» — «В конце августа?» — спросил я — «И в конце, и в начале.» — ответил старик — «Это, сынок, горы. Тут все бывает. Было, что люди шли под снегом, а затем под солнце слепли. Вот прямо на следующий день. Да. И такое бывает. Тут знаешь сколько людей погибло? Каждый год тела вывозим.» — «С Эльбруса?» — «Да отовсюду. Идут и не знают куда идут…»

В еще более удрученном состоянии я вернулся за камерой. Думал прогуляться к водопаду и решить как мне отчитаться перед партнерами за проваленный поход и как объяснить людям свою заботу не передав тревогу. И тут еще одна встреча. Одетые в два свитера мужчина с женщиной. Оба лет тридцати. Несли сумку с обилием фототехники, камеру и штатив к водопаду. Рассказали, что пришли два дня тому с Кыртыкауш и проскочили за пару часов до бури. А как прошли перевал, так там сразу снег повалил.

И во всем этом меня пугал снег. Шел бы в зимний поход, пошел бы дальше без размышлений. Но, ведь, почт никто не готов! Все лета ждали…

Собрал за завтраком всех. Изложил все факты. Поняли. Ура! Какие они рассудительные молодцы! Решили вызывать машину на завтра до Пятигорска. Благо здесь единственное место, откуда можно выехать по дорогам. А в этот день собрались устроить радиалку.

Отправились из долины в горы на юг. Я предполагал пройти пару гор и спуститься обратно, но налегке туристы приободрились и мы дошли до перевала над снежной долиной Джикаученкез (замерзшим озером на склонах Эльбруса). Несмотря на высоту 3 000 метров и близость к вершине мы её так и не увидели — все скрывали густые облака. Прогулявшись по снегу участники ведомой мною группы почувствовали и холод, и скользкую траву, а редкий снежок летящий с неба по-видимому убедил их в правильности моего решения уехать.

Правда, двое туристов упрямо отказывались подчиняться. У одного из них был обратный авиабилет без возможности смены даты, а другой намеревался после нашего похода пойти в следующий чуть южнее. Ни тот, ни другой не желали скучать в отелях Пятигорска.

Шестой день начался с изучения показателей термометра и гигрометра. Влажность падала вместе с температурой. В помещении было +5°С, на улице -3°С. Зато на улице светило солнце и таяли остатки снега на вершинах до 3 000 м.

Группа неспешно собирала рюкзаки к отъезду, а пара упрямых парней настаивала на продолжении похода. Они предлагали мне отправить остальных в город с водителем и идти на перевал. Даже обсуждали возможность идти без меня, но поскольку карт не имели, то оговаривали возможность пройти обратно до начала маршрута по знакомому пути.

Я быстро упаковал вещи и ушел на короткую прогулку в одиночестве, чтобы принять окончательное решение. Уж больно обидно было бы сдаться перед улучшением погоды! По дороге зашел к старику.

«Доброе утро!» — «Доброе… Только холодное.» — «А я вот и хочу совета Вашего спросить. Мне страшно вести группу на Кыртык. Не все готовы, зато все промокли и толком не высушили вещи. Какой по-Вашему будет погода?» — «Ты видишь как крутит?! Ты сынок сам решай что с людьми делать. Я тебе так скажу: Это горы. Здесь шуток не бывает. Вы до Кыртыка по пологому склону дойдете, а потом начнется. Ежели бы я шел… Я-то знаю где там коши есть. В сторону могу переночевать. Но вы там и не поместитесь… А у вас там дров не будет. Вот знаешь, парень, раньше много людей ходило. Тогда по две группы приходило. Можно было спросить что да как. Узнать где, что да как. А сейчас я бы на твоем месте не шел. Не готовы вы.»

И я это понимал. По зимним Крыму да Карпатам помню, что идти по снегу не холодно. А вот как станешь вечером, так вмиг замерзаешь. И газом не согреешься, и вещи не высушишь. А спальников рассчитанных на мороз во всей группе всего три.

И вроде бы невелика вероятность снежной бури и сильных морозов, но это тот самый случай, когда нельзя полагаться на русское «авось». Если уж наверху будет беда, то за два дня все замерзнут. А если по снегу нога соскользнет, и кость о камень переломится…

Все это я пытался объяснить упрямым парням, которые назойливо убеждали меня идти к перевалу. Кстати, самой ближней точке к Эльбрусу с его ледниками.

Огорченные ребята не слушали мои пояснения, что при таком сильном ветре, а был он метров 30 в секунду, погода изменится за 5 минут. И вот приехал водитель. Он чуть не довел автобус по грунтовой дороге и предложил пройти к нему с вещами всего километр-полтора.

Напоив водителя Олега чаем, группа бодро надела рюкзаки и вышла под солнышком к автобусу. И тут — сюрприз. Суровые кавказские горы показали свои мощь и капризность. Не прошло и пяти минут, как чистое голубое небо затянула туча и на нас обрушилась стена дождя, а затем града. Пройдя лишь километр до автобуса, все снова вымокли. Вымокла обувь в траве, вымокли куртки и штаны. Надеюсь, что группа забралась в автобус с пониманием моей правоты.

И не такими уж страшными были погодные условия для весеннего или зимнего похода. Но когда почти все ждали лета и легкого треккинга, пришлось вернуться домой, сохраняя жизни.

Многим туристам везет, они видят лучшую сторону гор, но эти горы не прощают ошибок. Нужно всегда быть готовым к самой худшей погоде, к самым сложным бродам и скалам.

Поэтому мы прошли только половину Приэльбрусья.

2013-06-26

Интересно? Полезно? Познавательно?
Поставьте лайк! Так мы узнаем, что наши знания приносят пользу!

Комментарии:

Андрей Шаповалов
2015-08-16 22:03:38
Спасибо,Борис! Сегодня 16 августа 2015 года - материалу уже два года, а читается, как сегодняшний. Очень познавательное описание. И абсолютно убедительные выводы.
Написать комментарий:
Ваше имя:
E-mail:
E-mail нужен для связи и не отображается в комментариях.
Комментарий:
 
В начало страницы