Приэльбрусье-2013. Часть 2.

Отзыв о походе «».
 

Вторая часть следует за первой, и повествует о волшебном месте в горах Северного Кавказа — Джылы-Су.



Джылы-Су

Джылы-Су, целебные источники в Северном Приэльбрусье, Кабардино-Балкария. Несостоявшееся курортное место, с горячими и холодными источниками минеральных вод из неостывших недр Эльбруса.



Дача президента Кабардино-Балкарии. // Домик местных, где мы жили.

На сегодняшний день тут имеются две купели и множество источников с разной водой, несколько домиков условно-местных и деревянные вагончики для отдыхающих. Когда-то, говорят в 2007 году, здесь планировался платный курорт и даже успели построить систему ванн у горячих источников, но пока спорили, кто же будет взимать дань с приезжих (ясен пень, вкладывать деньги никто не хотел, а собирать — только пожалуйста) — сошёл селевой поток, накрыв купели и разрушив мост через Малку. С тех пор место так и осталось практически диким, а мост даже не стали чинить — часть его осталось над рекой, упираясь в камни на обоих берегах, и в принципе ходить по нему можно, но под углом. Для этого даже резиновую дорожку там прибили.

Теперь в Джылы-Су приезжают те, кто способен добраться сюда по грунтовке — последние километров 15-20 дорога только такая, а в интернетиках пишут, что будут кого-то судить за хищение денег выделенных на строительство дороги Кисловодск — Джылы-Су. Хотя, чтоит отметить, Кабардино-Балкарская сторона сделала отменную дорогу — когда ехали обратно, Олег отметил границу областей матами — начинались дорожные ямы Карачаево-Черкесии.

А мы грелись, грелись у горелки в домике, развесив шмот на веревках, что тянулись через всю комнату. Пахло сырыми ботинками и куртками. Мы были самые счастливые из всех гастарбайтеров. Люблю я эту фотку, мы тут такие живые:


Кто-то пошел за хлебом к хозяевам (Тарас или Дима) и вернулся с двумя большими буханками... и бутылкой красного вина. От аллюзии на известный сюжет просто плющило.

— И пришел он и принел вино и хлеб и разделил их поровну.
— Ой... Нас 12!...

Конечно, в оригинале было 12, но тринадцатым мог вполне оказаться мокрый и грязный Лось, мрачно выглядывающий из рюкзака. Кстати, вот он(пару раз мы ему показывали-таки свет Божий):


Мы с Женькой (LJ: abadonne), как истинные аристократы, оказались в отдельных апартаментах, в то время как остальная группа расположилась в большой комнате — кто-то же должен был не вместиться. Сначала это казалось мне бонусом, потому что с своей комнате можно было устроить свой бардак, но своя комната, в отличие от общей, не «отапливалась», т.е. горелка стояла там не там.

И вот причём тут Ночь перед Рождеством? Когда все ложились спать, мы попросили у Бори протопить нашу комнатушку, согрев в ней чай. С этим же чаем втроём сидели в комнате, а потом выползли во двор, освещаемый одним фонарём. А там... а там черное огромное небо, холодно, как мокрой бездомной собаке, и ... большими хлопьями чистый, спокойно-торжественный, Рождественский Снег!.. Мы стояли на крыльце, и просто сияли внутри от того факта, что в ночь летнего Солнцестояния, мы смотрим на это безумное, бесшабашное чудо.

А поход, на самом деле, был на грани прекращения. Зимы тут не ждал никто — ни Боря, ни местные старики, ни участники группы.

О том, «почему», или как я стала понимать фильмы про горы

Джылы-Су в планах значились нашей пятой ночевкой, но предыдущий день внёс коррективы — из-за непогоды мы прошли больший отрезок пути и оказались в тепле и безопасности раньше. Дальнейшего прогноза не знал никто, но на утро вершины были засыпаны снегом — и температура стала значительно ниже.

Впереди у нас был самый сложный перевал, Кыртыкауш, 3227 м, и как минимум две, а то и три, ночевки в горах до аула Верхний Баксан. При такой погоде ночевки на снегу, без костра, были бы совсем плачевны, да и идти по снегу не улыбалось, после вчерашнего снежника.


Я скажу так — нога моя уже перестала ругаться сильно, и я была готова идти дальше, если бы народ решил. Но горы не такое место, где полагаются на «авось.» Борис расспрашивал местных, которые не советовали ему вести группу на перевал, расспрашивал туристов, которые только вернулись в Кыртыкауша — там было всё в снегу. Конечно, солнце могло всё подтопить за пару часов, но с тем же успехом могла и туча налететь. А в группе были люди без зимнего снаряжения...

Мы люди вольные — у нас не было обратного поезда-самолета-другого похода, только автостоп и море, и 2 с половиной недели отпуска. Да, хотелось, до дури хотелось еще побыть в горах — они непередаваемы, и той энергии природной, которую ты летом в горах получаешь, с лихвой хватает надолго, но... Но идти надо было в полнейшую неизвестность, и никто не знает, будет нам там перевал Кыртыкауш, или просто всем Кыртак...

Мучал незавершенный гештальт. Хорошо подготовленных ребят в особенности — трое рвались идти до конца даже без проводника. Сложно оставаться разумным и рациональным... Сколько ж снято подобных фильмов, про чуваков, которые приходили к горе на восхождение (такой шанс!) и оказывались в плохой погоде. И спорили, идти или нет. И всё-таки шли и травмировались, погибали, в общем имели полный набор приключений на собственные тушки.

Понимая это всё, я всё же хотела идти дальше. Но предоставила мирозданию решить этот внутренний конфликт — может, оно знает больше. Мироздание решило уезжать. Олег с машиной мог бы быть тут только на следующий день после окончательно решения, поэтому у нас оставался день побродить в окрестностях Джылы-Су и немного пообщаться с горами.

Тогда же я, как бывший матёрый филолог, размышляла над глубинным смысла выражения «принять решение.» Вроде и постановили совместно, что уезжаем, не лезем сломя голову. Но погода менялась, показывая нам солнце, замечательную погоду, лучше которой и не сыщешь. Поэтому внутренне принять такое решение, не логически (об этом было выше), а эмоционально обосновать его в голове было неимоверно трудно. Любое, любое жизненное решение надо уметь не только совершать, но и принимать. Принимать в себе, принимать его правильность, принимать его завершенность.

А Боря уже потом, по приезду, писал в отчете про свои беседы:

«Ты парень не гони. Тут погоды уже недели две нет. И не будет. Нынче лето холодное. Помню я были года когда чабаны шли в горы и стада замерзали в июле. А снег был и в августе...» — «В конце августа?» — спросил я — «И в конце, и в начале.» — ответил старик — «Это, сынок, горы. Тут все бывает. Было, что люди шли под снегом, а затем под солнце слепли. Вот прямо на следующий день. Да. И такое бывает. Тут знаешь сколько людей погибло? Каждый год тела вывозим.» — «С Эльбруса?» — «Да отовсюду. Идут и не знают куда идут...»

«Ты видишь как крутит?! Ты сынок сам решай что с людьми делать. Я тебе так скажу: Это горы. Здесь шуток не бывает. Вы до Кыртыка по пологому склону дойдете, а потом начнется. Ежели бы я шел... Я-то знаю где там коши есть. В сторону могу переночевать. Но вы там и не поместитесь... А у вас там дров не будет. Вот знаешь, парень, раньше много людей ходило. Тогда по две группы приходило. Можно было спросить что да как. Узнать где, что да как. А сейчас я бы на твоем месте не шел. Не готовы вы.»

Достаточная мотивация для проводника, чтобы завершать поход. Кто знает, может это и к лучшему. Небо на моей памяти еще никогда не ошибалось.

Днёвка в Джылы-Су и Радиалка к замерзшему Озеру

Несмотря ни на что, спать в Джылы-Су холодно, а просыпаться — приятно. Половина лагеря уже успела сфотографировать утренний Эльбрус, а ты только, зябко потягиваясь, выползаешь на свет Божий, вытаскиаешь руки из теплых карманов, подставляя их холодной воде.

Прогулялись радиально на высоту в 3000, в снежное царство в двух шагах от замерзшего озера Джыкаугенкёз. По мере подъёма становилось всё белее под ногами, а из под свежевыпавшего снега трогательно торчали цветы.



Обзор открывался всюду — с каждым шагом удлиннялись дороги, а из-за гор показывались еще и еще.


Гора Каракая, иначе «Чёрная Скала». (Карадаг, в том же переводе, будет означать «Чёрная Гора»).

По возвращении в зону весны залегли на травушке и молча смотрели в небо.


Затем прогулялись на водопад:


Водопад на реке Кызылкол

А вечером нам захотелось испытать на себе купания в серных источниках — с целью всего лишь впервые за неделю помыться. Так как женское время (10:00-13:00) мы проспали и прогуляли в радиалке, а всё остальное было либо мужское, либо общее — мы с девочками попытались вписаться в общее, и в общем-то неплохо успели — джигиты появились из-за поворота как раз в тот момент, когда мы уходили.

18 градусов в ванне, столько же на улице и на ветру — это было хорошо, но только сгоревший от солнечной радиалке нос пощипывало.

Остаток дня сушили ботинки, гладили котов...



Ботики. // Котики.

Возвращение

Горы, конечно, не отпускали. Олег ехал полдня, а мы в это время втроём сидели на пункте связи, смотрели на дорогу и фотографировали наконец-то показавшийся Эльбрус. Очень хотелось продолжения похода.


Подходили местные, интересовались, мальчики у них стреляли сигареты. Стоя пооддаль, я всё-таки радовалась тому, какие на Кавказе прекрасные люди!.. Чистейшие непосредственные эмоции, в том числе и гнев на тех, кто поступает не «по-человечески».

Со стороны Кисловодска (да-а, они его называют Кислый) дул сильный ветер, подошедший мужичек пророчил по этому поводу дождь, который начался, как только Олег на попутной к нам добрался, и мы вышли пешком к его машине, которая стояла за пару километров.

На половине пути мы сломались, хотя повезло, что у стройки моста. Там текла разноцветная жёлто-синяя река, подходили таджики, просили их сфотографировать.


Вообще, серпантин — штука прекрасная. Пока ехали по неасфальтированному участку, периодически пытаясь завязнуть в грязи, машину нещадно шатало, а когда «разогнались» на новом асфальте — уши то и дело закладывало от быстрого сброса высоты. Километра этак полтора. Хотя в прошлом году, мне удалось веселей покататься в открытом кузове газика.

Олег-таки довёз нас. Ночью мы высадились под Пятигорском и, наврав полиции, что мы тут стоим, потому что ждём своего водителя, разбили лагерь в лесу у трассы. Этот регион меня в принципе интересовал, тем более была вписка в городе, да и нечасто тут бываешь, но утро решило по-другому.

Наутро народ долго и тщательно спорил, куда же им ехать, каждый выбирал себе дорогу по вкусу, затем шёл дождь, а потом опять спорили... Мы переглянулись и выбрали свою Дорогу — по этой же трассе ушли совсем в другую сторону. Пока что еще действительно ушли, на километров 5-7 за Железноводск, чтобы там открывать чудесный автостоп «за полдня почти до моря». Но об этом будет позже.


2013-08-03

Интересно? Полезно? Познавательно?
Поставьте лайк! Так мы узнаем, что наши знания приносят пользу!
Написать комментарий:
Ваше имя:
E-mail:
E-mail нужен для связи и не отображается в комментариях.
Комментарий:
 
В начало страницы