ТРИ ТУРИСТА И СОБАКА

О НАШЕЙ ГРУППЕ

Так случилось, что наша группа состояла лишь из трех человек - двое нас, туристов с некоторым опытом и опытного бродяги инструктора Юры. Состав участников окончательно определился лишь за день до выезда, и несмотря на это, наш поход состоялся. Поначалу казалось, что малочисленность группы скажется на впечатлениях, что будет неуютно и быстро исчерпаются все темы... Но вопреки всем опасениям, уже к концу первого часа общения стало понятно, что коллектив подобрался как нельзя лучше - сложилось впечатление, что мы все с Юрой давние друзья-закадыки, просто видимся редко... Такие моменты случается в жизни нечасто, и их нельзя не ценить!
И о заявленной в заголовке собаке. Сразу скажу, что собака была хоть и не наша, и совсем не с нами, но к нашим впечатлениям добавила такую весомую часть, что придется ей посвятить целый абзац. Ведь если ружье висит на стене, оно же должно произвести выстрел?

О МАРШРУТЕ

Маршрут сложился следующий: мы встретились с Юрой в Ивано-Франковске и с пересадкой в Калуше добрались маршрутками и извозчиками до села Осмолода, которое расположилось в живописной долине западных Горган. Далее, уже с рюкзаками на плечах и блеском в глазах, мы вышли на тропу, ведущую на полоныну Плисце, где у нас состоялась первая ночевка в колыбе (а если точнее, то в туристическом домике с печкой, дровами и родником вкуснейшей воды в десяти метрах от домика).
На следующий день мы радиально сходили на г. Грофу и оставшуюся часть дня провели в заготовке дров, обогреве домика и с теплыми беседами за чаем. Поздним вечером, перед сном, Юра рассказывал нам реальные истории из своего инстукторского опыта, в том числе и весьма мистические, не находящие разумных объяснений в наших умах. Так мы и заснули с четким осознанием того, что есть в здешних горах какие-то неведомые силы, заставляющие туристов и местных жителей с уважением относится к здешней природе и "духам" Карпат. Утро третьего дня преподнесло нам неожиданный сюрприз в виде плюсовой температуры, дождя и непроглядного тумана. Снег потек ручьями и в таких условиях запланированную радиалку на хребет Паренки пришлось заменить на переход в другую колыбу на полоныне Под Конем Грофецким. По сути это траверс знакомой нам Грофы. Этот переход и встречи по пути заслуживают отдельного абзаца, о чем будет ниже...
Дальше, в силу погодных условий мы решили сократить наш маршрут на одну горную ночевку, однако раньше спуститься в Осмолоду, отмыться и отпариться в сауне, вкусно отужинать местных блюд (особенно рекомендую грибную юшку с домашней лапшой, жареную речную форель и вареники з "афынами" (черникой), так мы незамедлительно и сделали. Ночевали мы в усадьбе, в доме местного горного спасателя.
А утром маршрутка уже везла нас в направлении Ивано-Франковска, где до Киевского поезда мы еще успели отправить бумажные, полные впечатлений, открытки почтой - для родных и друзей. И конечно же посетить знаменитую "Десятку"!

О ВПЕЧАТЛЕНИЯХ

Любой турист, бывавший в горах подтвердит вам, что каждый раз спустившись с гор в цивилизацию, ощущает какую-то легкость, просветленность или воодушевление по отношению к жизни здесь, внизу. В эти моменты присутствует четкая уверенность в том, что любые земные, бытовые, рабочие и профессиональные невзгоды и проблемы - настолько ничтожны и малозначимы по сравнению с величием гор и природы, с тем пространством которое не вмещалось в сознание, но ты его сам видел и ощущал! Ради этих моментов и ощущений мы и ходим в горы. А еще ради того, чтоб по-настоящему, вживую столкнуться с непредсказуемыми силами природы, преодолеть, превозмочь, суметь пересилить себя, не сломаться, испытать и совершить эту небольшую, но победу, в первую очередь над собой. Этого не ощутишь лежа на диване перед телевизором!
Аномально теплая погода в феврале, давно растаявший снег в городе и распустившиеся "котики" на вербе вдоль дорог никак не складывались воедино с метровым слоем снега в горах.
Горные ручьи, сливающиеся в стремительные реки то текут шумным потоком, то прячутся под камни и на долгие метры теряются из виду, чтоб потом, ниже по склону снова показаться - с брызгами и завихрениями!

Ледяной ветер с острыми крупинками снега ощутимо больно бьет по незакрытым частям лица, когда выходишь из лесной зоны в высокогорье - спрятаться от него возможно только если лечь ничком, укрывшись за низкорослыми спутанными ветвями альпийской сосны (жереп), и то, пока эту сосну видно под снегом. А бывает, проваливаешься в снег на глубину всей ноги, и чувствуешь, что остановила тебя упругая ветка. Вытаскиваешь ногу из снежной пучины и видишь - там внизу зеленые иголки этой альпийки - стойкого растения, приспособленного жить на камнях в суровых условиях ледяных бурь...
А вокруг - белая мгла, безмолвие и горизонтально идущий снег. Ветер. Ветер - не то слово. Ураган, буран, торнадо дующее лишь в одном направлении. Уверенно шагать можно лишь наклонив корпус против ветра, так как, кажется, что выпрямись - и сорвет тебя и унесет как щепку! Так иногда встречают нас зимние вершины.
А потом внизу, уже в лесной зоне, шагая траверсной тропой (райштоком), обходя гору, встречаешь последствия давней лавины. Широкая просека вырубленная природой ведет от вершины горы в долину, к ручью. На склоне лишь перевернутые камни и вывернутые корни. Все стволы деревьев уже внизу - их снесла неистовая сила, разбросав хаотично как горку спичек. По окраинам "просеки", на уцелевших деревьях - следы отметин от летящих со снегом камней. Высота этих следов позволяет представить себе толщину лавинного слоя - даже страшно представить как можно было бы наблюдать эту стихию, находясь поблизости. А сверху, с вершины замечаешь нависший и растущий из дня в день снежный карниз, готовый сорваться в любую секунду в период оттепели. Говорят, обычно это происходит в течении первых трех теплых дней. Хорошо что когда шли мы - оттепель только началась. Очень сильное впечатление!

О ЛЮДЯХ

Поразительно, но как бы действительность не вносила поправки и погрешности, но в очередной раз подтверждаешь сам для себя - плохие люди в походе не встречаются. Видимо людей ненадежных, слабых духом, с неверными ценностями - не влекут горы. Зато все, кого мы встречали на маршруте - все как один оказывались людьми открытыми, честными и достойными! Интересно, что в таких условиях каждый старается друг другу помочь, подсказать где можно встретить сложные участки на маршруте, как лучше обойти или преодолеть такие отрезки (спасибо Максу и Андрюхе). Когда мы пришли в домик на Плисце, одна комната с печкой уже была занята ребятами (тоже из Киева), и мы заняли вторую. Каково же было наше удивление, когда ребята сказали что заготовили для нас дрова, показали где взять сухие и подсказали нюансы по маршруту на Грофу и актуальную информацию о других тропах (спасибо Вадиму, Славику и Андрею).
Отдельного внимания заслуживают местные жители. Примечательно, что кого бы мы не встречали - в транспорте, на улицах сел, в магазинах, - все люди оказывались открытыми и добродушными. Все с интересом спрашивали, идем ли мы в горы, куда именно идем (или где уже были), и в их глазах читался какой-то восторг и уважение. Людям, живущим в горах, должны были бы наскучить их привычные пейзажи, обрасти бытовой рутиной. Однако нет, не негодование вызывают в них туристы, не недовольство в том, что мы топчем их природу. Гордость и восхищение! Они рады что их родная природа может быть интересна нам-горожанам. Что мы не сидим в своих уютных скворечниках квартир, а рвемся к ним, на воздух и свободу, стремимся проникнуться, познать и восхитится их родиной!
В домике под Конем Грофецким к нашему удивлению, мы встретились с зимующим там отшельником Николаем. До недавнего времени люди бегущие из городов, от цивилизации с ее гулом, суетой, страстью к наживе и потребительским культом, - встречались мне лишь в передачах канала Дискавери, в фильмах, книгах и в нечастых статьях о дауншифтерах в интернете. А здесь - вот он, настоящий, 33-летний парень, вот уже 10 лет предпочитающий спокойствие лесов нашему традиционному представлению о доме и уюте. Нет, он не выглядит сумасшедшим или замкнутым. Он с радостью встречает забредших к нему туристов, делится чаем, теплом своей печи и секретами травяных настоев. Говорит, что нарочно не ушел в далекие никому неизвестные колыбы, чтоб совсем не одичать, чтоб хоть иногда слышать живой человеческий голос. Поэтому он уединился в горном домике, стоящем на туристической тропе. Иногда туристы у него остаются на ночевку перед дальнейшим восхождением,- он не против, главное что б люди вели себя адекватно. Рассказывает, бывали случаи, когда ему приходилось уходить ночью из колыбы, когда с пришедшими туристами было сложно найти общий язык. Но такое бывает нечасто.
С периодичностью раз в неделю-две Николай спускается в село, помогает по хозяйству местным жителям, за что они ему платят небольшие деньги, которых ему достаточно для его нехитрых нужд. Летом он уходит на заработки на стройки или сельхоз-заготовки, а на зиму возвращается в свою колыбу.
Казалось бы, жизнь в лесу вовсе не обязывает человека к порядку, чистоте и уюту, - живи себе, как хочется, разбрасывай носки по всем углам и ни о чем не переживай - никто ведь не упрекнет? Но у Николая свои взгляды на то, каким должен быть быт в диких условиях - вокруг домика вычищен снег, аккуратно организовано место для костра. Сразу выдает себя место для заготовки дров - большой, бывалый, с насечками пень, и вокруг опилки и щепки, но кажется, даже они сметены в одну кучку... На натянутой на крыльце веревке сохнет старенький, но крепкий свитер, - стирка здесь тоже часть быта. В домике сразу бросаются в глаза книги на полках - своеобразные, не для любого досужего читателя. Но ведь и не каждый досужий уйдет отшельничать в лес?
Недавно у Николая появился мобильный телефон. О нем он рассказывает с неохотой, по всему видно, что не гордится он таким благом цивилизации. Говорит, включает он его иногда утром и вечером, чтоб посмотреть сколько времени и иногда послушать музыку. С недавних пор, в телефоне, в электронном виде ведет дневник, чтоб не запутаться в днях и очередности событий. До этого дневники были бумажными. Говорит, что когда-то все систематизирует, отредактирует и, возможно, издаст книгу о своих похождениях и мыслях в одиночестве. Было бы очень интересно ее почитать. Надеюсь, у него все получится.
Можно было часами сидеть у теплой печи в домике Николая, расспрашивать его бесконечно - человек, с одной стороны, сидит в глуши, - что он может видеть? А с другой стороны, - ему есть что рассказать нам, живущим в переизбытке информации, - и порой кажется, что он способен раскрыть нам такие истины, дать исконные, глубокие мысли, заставить задуматься и взвесить свои приоритеты, - какие не дадут нам никакие в мире интернеты!

О СНАРЯЖЕНИИ

Собираясь в поход мы обычно ищем актуальную информацию о погодных условиях в том регионе куда идем и стараемся собрать в рюкзак то необходимое, что поможет нам легче перенести превратности природы. При этом, стараясь не взять ничего лишнего, дабы не тащить на себе лишний вес.
Когда мы собирались в этот поход, для нас остро стоял вопрос о снегоступах - были разногласия. Одни советовали обязательно их брать, поскольку снега в горах обещали много, и свежие отчеты о походах были тому подтверждением. С другой стороны внутренний голос сопротивлялся и настаивал на облегченном рюкзаке. Инструктор рекомендовал взять хорошие, надежные, легкие снегоступы. Однако в пункте проката сработал рефлекс экономии, и мы взяли дешевые, самодельные но надежные приспособления. И как оказалось, и как это зачастую бывает, попытка сэкономить принесла разочарование. Наши снегоступы мы одевали аж целых два раза, и снимали их тут же через 10 минут. Получалось, что одевали-снимали их мы дольше, чем пытались в них идти. Опытным путем мы выяснили, что наши хваленые прокатные самоделки предназначены для красивого снега-пухляка, когда нужно идти по ровным, широким заснеженным полям. В условиях же, где оказались мы - нужны небольшие, крепко сидящие на ботинке, с цепкими кошками снегоступы. Наши же "лапти" скользили, съезжали с узкой тропы и несли нас как лыжи под уклон.
Первый раз испробовать их нас заставила узкая обледенелая тропа с уклоном. Ледяная дорожка шириной в 30 сантиметров была полностью укрыта льдом - сказалась недавняя оттепель, и обойти, перешагнуть либо упереться во что-то твердое не было никакой возможности. Слева склон уходящий круто вверх, справа - круто вниз. Есть лишь один путь - по тропе. Здесь нужны кошки. Надеваем снегоступы и упираясь носками с неуверенными зубьями с трудом преодолеваем подъем. И тут же нужно снимать и цеплять обратно снегоступы на рюкзак, поскольку идти в них по узкой тропе - как пытаться шагать в ластах по ступенькам.
Второй раз, когда мы испробовали наши снегоступы в деле - был спуск от Плисце до домика под Конем Грофецким. Здесь, надетые на ровной заснеженной площадке снегоступы уверенно шагали по глубокому мокрому снегу - метров 50, однако, выйдя на траверс, тут же оказались бесполезными - нога не удерживалась на узкой тропке, снегоступ норовил повернуться и съехать вниз по склону, замедляя и усложняя движение. Действительно, проще оказалось шагать по глубокому снегу, проваливаясь по колено и глубже раз на пять шагов, чем мучить ноги и подвергать себя риску в снегоступах.
Так что если кто дочитал до этого абзаца, послушайте доброго совета - не всегда экономия на снаряжении может привести к облегчению вашего похода. Слушайте советы инструктора - он чаще бывал в разных условиях и лучше понимает что именно вам может пригодится.

О СОБАКЕ

Про этого пса из Осмолоды знает каждый турист, хоть раз побывавший с рюкзаком в этих местах. Уникальная, легендарная собака не оставляет равнодушным ни одного человека, имевшего знакомство с ним. В интернете можно встретить массу фотографий с этим красивым и мудрым созданием и с восхищенными подписями и впечатлениями. Ральф - так зовут нашего героя, - собака, состоящая на службе у местного горного спасателя. Это - то ли лайка, то ли хаски, то ли помесь одной и другой породы, - не важно, - главное, что ума, сообразительности, хитрости и достоинства этому псу не занимать.
Встретили мы его в колыбе на Плисце - он там жил уже вторые сутки с ребятами-туристами. Поначалу я подумал, что это их собака. Весьма дружелюбный пес, с радостью принимающий угощения. Он горд, он не выпрашивает кусочек колбаски заглядывая тебе в глаза - он достойно ждет, когда его пригласят к столу. Здесь, в горах, он такой же турист как и ты. Кажется, что если бы он мог - он и дрова вместе с тобой заготавливал бы!
Оказывается, Ральф поджидает туристов на остановке или у магазина в селе, а затем вместе с ними идет в горы, к домику, провожает их до конца лесной зоны при каждом восхождении, бегая вдоль и поперек тропы, оставляя свои волчьи следы на снегу. Не зная что в домике нас ждет Ральф, мы на подъеме на полоныну, несколько раз натыкались на эти следы, пересекающие тропу, и каждый раз обсуждали, могут ли эти следы принадлежать волку? И лишь потом мы познакомились с хозяином этих следов!

Когда мы шли за дровами, искали сухостой, уходили в лес от домика - Ральф сопровождал нас, радуясь компании и снегу - он кувыркался в сугробах, самоотверженно рыл снег как лиса, забегал вперед нас и возвращался, виляя хвостом. Это его лес - он знаком с ним, с его тропами, запахами и рельефом.
Во вторую ночь, когда все мирно посапывали в своих спальниках, и я еще не успел заснуть, вдруг из леса донесся одиночный "гав". Я прислушался, - неужели где-то бродит волк? Я был уверен, что Ральф спит в соседней комнате у печки. Но когда я услышал жалобное поскуливание на крыльце - пришлось выползать из теплого спальника и впускать вернувшегося с ночной прогулки Ральфа.
Для того чтоб Ральф не потерялся и никто из окрестных жителей не принял его за бездомную собаку, туристы из Киева сделали для пса именной ошейник с выгравированными адресом и телефонами хозяев. Теперь он щеголяет по карпатским лесам в нем, гордится и еще больше важничает.
Когда мы спускались в село, Ральф уже ушел домой с одним из парней раньше нас. И нас предупредили, что когда мы окажемся на пороге его дома, Ральф нас не узнает и будет гнать как непрошенных гостей. Здесь он на службе, охраняет вверенный ему дом, - и ему нипочем, что еще утром ты делился с ним гречкой с тушенкой, отсыпая ему прямо из своей тарелки.
Действительно, стоило нам подойти к дому, Ральф рычал, гавкал и недоверчиво скалился в нашу сторону. Хозяину пришлось его держать, пока мы не вошли в дом. Но после, хозяин нам объявил, что если мы уже в доме, если хозяин нас впустил - пес понимает, что нам можно доверять и больше нам не стоит его опасаться. И уже на утро, когда мы сидели с чашками кофе во дворе хозяйского дома, Ральф, дружелюбно виляя хвостом звал нас играть, бегать с ним по широкому двору, бросать ему палку и даже норовил лизнуть нас в носы в знак признательности.
Когда же пришло время уезжать и мы, водрузив на плечи полегчавшие рюкзаки, двинулись в направлении остановки, - Ральф побежал с нами. Как же нам хотелось верить и тешить себя тем, что пес шел нас провожать... Но правду сложно укрыть от себя - он шел на встречу с новыми туристами, чтоб снова показывать им тропу в горы до колыбы и проводить с ними настоящие туристические, полные впечатлений дни и ночи!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Глядя на исписанные страницы, задаюсь вопросом, - станет ли кто-то вообще читать эту попытку изложить буквами непередаваемые впечатления посредственного туриста? Станет ли кому то это интересно? Ведь я изложил лишь то что смог сформулировать, а то главное, что остается в душе, то что гравируется острыми камнями на подошвах ботинок, и выветривается на лицах и рюкзаках - разве можно это передать словами? Эти восхищения, впечатления, воодушевления и вдохновения, которые дают нам природа, горы и новые встречи - они незабываемы, неиссякаемы и величественны. И за ними мы обязательно пойдем снова и снова!
Спасибо и большой привет всем, кто с нами был, кого мы встречали на пути и всем кого я вдруг забыл упомянуть в отчете. Отдельная благодарность нашему инструктору за терпение, покладистость и профессионализм! Очень надеюсь, что мы пройдем еще немало горных маршрутов вместе!

2016-04-02

Интересно? Полезно? Познавательно?
Поставьте лайк! Так мы узнаем, что наши знания приносят пользу!
Написать комментарий:
Ваше имя:
E-mail:
E-mail нужен для связи и не отображается в комментариях.
Комментарий:
 
В начало страницы